Спасти российскую деревню: положительный опыт Хакасии

| 30.06.2018

Eсли oбрaтиться к дaнным пoслeдниx всeрoссийскиx пeрeписeй нaсeлeния, мы увидим, чтo нa 2002 гoд нaсчитывaлoсь oкoлo 13 тысяч дeрeвeнь, в кoтoрыx ужe никтo нe жил. Пo рeзультaтaм слeдующeй пeрeписи, прoвeдeннoй в 2010 гoду, тaкиx нaсeлeнныx пунктoв стaлo 19,5 тысяч. Сeльскиe пoсeлeния прoдoлжaют исчeзaть и сeйчaс.

Мирoвaя прaктикa пoкaзывaeт, чтo этo нe тoлькo рoссийскaя прoблeмa. Пoрядкa трex тысяч зaбрoшeнныx дeрeвeнь и рoдoвыx имeний в сeльскoй мeстнoсти нaсчитывaeтся в Испaнии. В Итaлии числo тaкиx дeрeвeнь приближaeтся к шeсти тысячaм, a eщe пятнaдцaть тысяч в пoслeдниe гoды лишились дeвянoстa прoцeнтoв житeлeй. Сoкрaщaeтся сeльскoe нaсeлeниe пo срaвнeнию с гoрoдским в тaкиx рaзныx пo xaрaктeру экoнoмики стрaнax, кaк СШA, Китaй, Гoллaндия и Aргeнтинa. В Aргeнтинe и Гoллaндии, нaпримeр, aнaлoгичныe прoцeссы идут eщe быстрee, чeм в Рoссии.

Экспeрты нaзывaют цeлый ряд причин этoгo явлeния, связaнныx кaк с глoбaльными прoцeссaми в мирoвoй экoнoмикe, тaк и с oсoбeннoстями ситуации в отдельных странах и регионах. Урбанизация, то есть рост городов и процента городского населения по сравнению с сельским, несомненно, относится к числу глобальных мировых трендов. В сравнении со странами Запада Россия является даже менее урбанизированной, у нас четверть населения проживает в сельской местности. Другая причина глобального характера – внедрение новых технологий в сельском хозяйстве. Это приводит к уменьшению числа занятых и появлению «лишних» рабочих рук на селе. Особенно там, где ведущую роль в сельхозпроизводстве играют крупные агрохолдинги.

К важным факторам, влияющим на сокращение сельского населения, относятся также разрыв между городом и селом в уровне жизни, доходах, возможностях для самореализации, доступности качественного культурного досуга и прочих «цивилизационных благ».

Если в оценках причин ситуации мнения экспертов в основном сходятся, то когда дело доходит до вопроса, что с этой ситуацией делать, единодушием и не пахнет. Одни предлагают не делать ровным счетом ничего. Поскольку «против прогресса не попрешь». Другие бросаются в противоположную крайность, предлагая для спасения села перечень фантастических мер и нисколько не заботясь, где взять на все это ресурсы. Чего стоит, например предложение строить именно в заброшенных и обезлюдевших селах православные храмы. Дескать, люди тогда сами потянутся в такие места и создадут там пейзанскую идиллию. При этом в целом ряде стран предпринимаются меры для преодоления негативных последствий урбанизации. А, например, в Канаде и Австралии эти меры уже дали результат. Там численность сельского населения растет.

В России, с учетом специфики нашей страны, ничего не делать в сложившейся ситуации просто нельзя. Тогда стратегической проблемой станет не только продовольственная безопасность страны, но и появление огромных обезлюдевших территорий с изредка попадающимися мегаполисами. Инфраструктура на этих территориях обречена на саморазрушение, а восстановление ее в будущем потребует огромных сил и затрат.

Особенно остро проблема запустения стоит в тех регионах, где плотность населения и так невелика, в частности в Сибири. В Кемеровской области за последние пять лет исчезло около десятка сел и деревень, а сельское население уменьшилось на три тысячи человек только за один год. В Новосибирской области в течение десяти лет не стало тридцати пяти населенных пунктов, в Омской – двадцати шести, в Красноярской – двенадцати. Региональные власти прилагают усилия, чтобы справиться с этой проблемой, но точечные меры не всегда дают желаемый результат.

На этом фоне без преувеличения уникальной выглядит ситуация в Хакасии. Здесь показатель безработицы на селе самый низкий по России. При этом не только ни одна деревня не исчезла с карты республики, но и наблюдается приток людей в малые села. Происходит это потому, что уже пятый год в регионе эффективно работает республиканская программа «Сохранение и развитие малых и отдаленных сел Республики Хакасия», принятая по инициативе главы республики Виктора Зимина.

«Мы индустриальная республика, у нас алюминий, энергетика, у нас есть серьезные планы выйти на второе место в России, по добыче угля, — рассказывает Виктор Зимин, — когда мы объявили приоритетом сельское хозяйство, многие откровенно посмеивались. Но ведь получилось».

И действительно получилось. В малых и отдаленных селах были проведены масштабные работы по благоустройству, асфальтированию улиц, освещению, водоснабжению, замене кровли домов. Многое делается республиканскими властями для улучшения медицинского обслуживания на селе. Построено около сорока объектов этого профиля, включая врачебные амбулатории и ФАПы, к жителям малых и отдаленных поселений выезжают мобильные бригады, производится адресная доставка лекарств, активно задействована и санитарная авиация.

За последние годы было построено 14 новых школ, среди которых «дома учителя» в малых селах. Такие дома, включающие в себя квартиру для учителя и учебное помещение, становятся не только образовательными, но и культурными центрами малых поселений. Они возводятся даже в таких населенных пунктах, где имеется всего четыре ученика. Кроме того, что были отремонтированы действующие культурные учреждения сельской местности, в Хакасии впервые за полвека стали строить новые сельские клубы и дома культуры. Возведено уже пятнадцать таких объектов и начато строительство еще трех.

Наряду с работой по возрождению и развитию сельской инфраструктуры, важную роль играют экономические меры стимулирования и поддержки сельского хозяйства. Для организаций по производству, переработке и хранению сельхозпродукции, по выращиванию, лову и переработке рыбы ставка по налогу на имущество была понижена до 0,1 процента. Жители малых и отдаленных сел получают денежную компенсацию за содержание коров, овец и лошадей. Также получают государственную поддержку организации потребительской кооперации, которые закупают продукцию в малых и отдаленных селах. Почти полмиллиарда рублей составили расходы на улучшение жилищных условий и приобретение жилья для молодых специалистов, проживающих на селе.

Конечно, в сельскохозяйственной отрасли Хакасии хватает и проблем, но с ежегодной серьезной поддержкой со стороны власти отрасль растет и развивается, появляются новые рабочие места, увеличивается объем выпускаемой продукции. За время действия программы поголовье овец выросло с 60 до 350 тысяч, до 185 тысяч голов поднялась численность крупного рогатого скота. В результате в Хакасии баранина на 20 процентов дешевле, чем в остальных сибирских регионах. Цены на говядину и свинину тоже ниже, чем в среднем по Сибири. Также республика входит в число лидеров федерального округа по низким ценам на овощи.

Новые рабочие места благодаря программе появились не только на селе, но и в перерабатывающем и пищевом секторе. Виктор Зимин считает, что программа развития малых и отдаленных сел не только способствует продовольственной безопасности, но также является успешным социальным проектом. Поэтому принято решение о продлении ее действия и дальнейшем усовершенствовании.

На положительный пример Хакасии обратила внимание экс-министр сельского хозяйства России, а ныне глава Международного независимого института аграрной политики Елена Скрынник, отметившая, что на федеральном уровне целевая программа развития малых деревень может приносить до 200 миллиардов рублей дополнительных доходов в госбюджет. А в нынешнем году примеру Хакасии последовала соседняя Тува. Там 2018 год объявлен годом малых сел республики и принята программа по их защите и развитию.

Так что вполне возможно, что именно в Южной Сибири дано начало процессу возрождения умирающей российской деревни.