2 Сентября 2015 Вода камень точит, или Как налогоплательщик кодекс переписывал

| 03.09.2015

В. В. Шадрин
редактор журнала «НДС: проблемы и решения»

Иногда для того, чтобы
добиться справедливого судебного решения по налоговому спору,
налогоплательщику приходится переписывать Налоговый кодекс… Абсурд? Вовсе нет.
В ближайшем будущем законодателю предстоит внести очередные изменения
в названный документ не по собственной инициативе,
а по решению Конституционного суда (Постановление от 01.07.2015
№19-П).
А все благодаря исключительно терпению, настойчивости и, конечно,
юридической грамотности одного единственного налогоплательщика…

Признаться, автор давненько следил, хотя и не особо вникая
в нюансы, за перипетиями данного спора, приведшего к столь неожиданным
для него последствиям: согласитесь, далеко не каждое постановление
КС РФ, принятое по налоговым спорам, предписывает законодателю менять
(а возможно, и отменять) какую-либо налоговую норму. На память,
по крайней мере, не приходит ни одного подобного…
Тем больший интерес вызывает правовая позиция высшего судебного органа
страны, выраженная в комментируемом Постановлении №19‑П,
прежде всего – аргументы, на основании которых судьи сделали свои
выводы.

Итак, с чего же
все началось, как развивались события и каким все-таки образом
налогоплательщику удалось взять верх в безнадежном, казалось бы,
для него споре?

Суть спора

Налогоплательщик,
осуществлявший предпринимательскую деятельность в виде оптовой торговли,
заключал договоры поставки товаров с отсрочкой платежа
и при этом страховал риск неисполнения договорных обязательств
покупателями. Общество осуществляло отгрузку товаров покупателям
и исчисляло и уплачивало в бюджет НДС с указанных операций
в полном объеме. Поскольку в установленные некоторыми договорами
сроки товар покупателями оплачен не был, страховая компания,
в которой был застрахован риск неисполнения договорных обязательств
покупателями, перечислила организации страховую выплату.

Налоговый
орган, установив в ходе выездной налоговой проверки,
что налогоплательщик вопреки требованию пп. 4 п. 1
ст. 162 НК РФ
не увеличил базу по налогу на сумму
полученной им страховой выплаты, вынес решение о привлечении его
к налоговой ответственности, доначислил соответствующие суммы налога
(34,2 млн руб.), а также начислил пени (8,4 млн руб.)
и штраф (6,8 млн руб.).

Считая данное решение
необоснованным, организация обратилась с апелляционной жалобой сначала
в УФНС по г. Москве, а затем и в ФНС.

Обе инстанции
по результатам рассмотрения жалобы оставили решение ИФНС, вынесенное
по итогам проверки, без изменения, а жалобу
налогоплательщика – без удовлетворения.

Позиция налогоплательщика

Поскольку
при реализации товаров, в связи с неоплатой которых обществу
поступило страховое возмещение, их стоимость уже была включена
в налоговую базу по НДС, суммы полученных им страховых выплат должны
включаться в налоговую базу по НДС не самостоятельно,
а дополнительно к основной налоговой базе.

При этом
самостоятельным выражением налоговой базы по НДС является стоимость
реализованных товаров (работ, услуг), а страховые выплаты, полученные
продавцом товаров, могут увеличивать налоговую базу по НДС лишь в той
мере, в которой превышают стоимость реализованных товаров.

Ни по одному
из страховых случаев сумма поступившего страхового возмещения
не превысила продажную стоимость реализованных товаров, следовательно,
сумма страховых выплат не увеличивает налоговую базу по НДС.

Иная правовая позиция,
по мнению налогоплательщика, приводит к двойному налогообложению
одной и той же операции по реализации товара: первоначально
в момент отгрузки товара покупателю, затем в момент получения
страхового возмещения.

Позиция ФНС

Налоговая служба,
рассмотрев жалобу налогоплательщика, пришла к следующим выводам (Решение
от 29.07.2013 №
СА-4-9/13754@).

В силу п. 2
ст. 153 НК РФ
при определении налоговой базы по НДС
выручка от реализации товаров (работ, услуг) определяется исходя
из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами
по оплате указанных товаров (работ, услуг), полученных им в денежной
и (или) натуральной формах, включая оплату ценными бумагами.

На основании п. 8
ст. 154 НК РФ
в зависимости от особенностей реализации
товаров (работ, услуг) налоговая база определяется в соответствии со ст. 155 –
162 НК РФ
.

Исходя из положений пп. 4
п. 1 ст. 162 НК РФ
(в редакции, действовавшей
в проверяемый период) налоговая база, определенная по правилам ст. 153 –
158 НК РФ
, увеличивается на суммы полученных страховых выплат
по договорам страхования риска неисполнения договорных обязательств
контрагентом страхователя-кредитора, если страхуемые договорные обязательства
предусматривают поставку страхователем товаров (работ, услуг), реализация
которых признается объектом налогообложения.

Таким образом,
в рассматриваемой ситуации обществом не исполнена установленная пп. 4
п. 1 ст. 164 НК РФ
обязанность по включению сумм
полученных страховых выплат по договорам страхования риска неисполнения
договорных обязательств контрагентом в налоговую базу по НДС,
что повлекло за собой занижение налоговой базы по НДС и,
соответственно, неуплату налога в размере 34,2 млн руб.

Довод
налогоплательщика о том, что суммы НДС были исчислены им
при отгрузке товаров в адрес контрагентов, правового значения, по мнению
ФНС, в данном случае не имеет, поскольку налоговое законодательство
связывает обязанность по исчислению и уплате НДС
как с фактом реализации (передачи на возмездной основе) товаров
(работ, услуг), так и с фактом получения страхового возмещения
по договорам страхования предпринимательских рисков[1].

Кроме того, суммы оплаты
поставленного товара и суммы страхового возмещения имеют различную
правовую природу для целей обложения НДС.

Так,
цена товара представляет собой определенную денежную сумму, уплачиваемую
покупателем продавцу во исполнение условий договора купли-продажи,
в то время как страховое возмещение по своей правовой
природе является компенсационной выплатой, обеспечивающей право
на возмещение имущественного вреда, нанесенного неисполнением условий
гражданско-правового договора.

Налоговая база в силу п. 1
ст. 17 НК РФ
является обязательным элементом налогообложения,
и налогоплательщик не может произвольно ее применять, изменять
или отказаться от ее применения исходя из собственного видения
экономического обоснования для установления того или иного налога.

Также является
необоснованным довод налогоплательщика об отсутствии у него
обязанности по включению сумм полученного страхового возмещения
в налоговую базу по НДС в связи с тем, что названная
сумма не превышает стоимость застрахованных товаров, так
как положения НК РФ не предусматривают данного механизма расчета
сумм, включаемых в налоговую базу по НДС при получении страховых
выплат.

Позиция арбитров

Налогоплательщик, посчитав
подобное решение не соответствующим НК РФ, необоснованным
и нарушающим его права, обратился в арбитражный суд.
Но и там он не нашел понимания.

Суды трех инстанций,
отклонив его доводы, пришли к выводу, что норма пп. 4
п. 1 ст. 162 НК РФ
имеет экономическое обоснование
и не противоречит положениям п. 3 ст. 3 НК РФ,
а ее толкование является буквальным и безусловным
и не допускает иного применения. Каких-либо оснований для отказа
в применении либо для неприменения спорной нормы арбитрами
не было установлено, в связи с чем невключение заявителем
в состав налоговой базы по НДС суммы полученного страхового
возмещения обоснованно признано налоговым органом как противоречащее
действующему законодательству РФ (Постановление ФАС МО
от 22.07.2014 по делу №
А40-114274/13).

Поддержал своих коллег
и ВС РФ (Определение от 11.11.2014 №305-КГ14-3516). Отказав обществу в передаче кассационной жалобы
для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии
по экономическим спорам ВС РФ, он указал следующее. Доводы общества
о том, что обложение НДС страховой выплаты при исчислении налога
с отгрузки товаров не имеет под собой экономического основания,
нарушает принцип однократности налогообложения и ведет к двойному
налогообложению одной и той же операции по реализации товаров,
являлись предметом рассмотрения судов и были отклонены ими, поскольку
налоговое законодательство связывает обязанность по исчислению
и уплате НДС как с фактом реализации (передачи
на возмездной основе) товаров (работ, услуг), так и с фактом
получения страхового возмещения по договорам страхования предпринимательских
рисков.

Обратите внимание

ФНС включила Определение №305‑КГ14-3516 в раздел
«НДС»обзора судебных актов, вынесенных ВС РФ по вопросам
налогообложения за период 2014 года и первое полугодие
2015 года, направленный нижестоящим налоговым органам
для использования в работе Письмом от 17.07.2015 №СА-4-7/12693@[2].

Позиция КС РФ

Не добившись
справедливости в судах по экономическим спорам, общество решило
оспорить положения пп. 4 п. 1 ст. 162 НК РФ в Конституционном
суде.

Налогоплательщик
был последователен: нарушение своих конституционных прав названным
законоположением он усматривает именно в том, что включение
на его основании в налоговую базу сумм страховых выплат представляет
собой повторное налогообложение операций по реализации им
товаров, притом что уплата НДС как косвенного налога должна быть
в силу его экономической природы переложена на конечного потребителя
этих товаров[3].
Тем самым, по мнению общества, нарушается принцип равенства
налогоплательщиков: те из них, которые используют механизм страхования
рисков, несут увеличенное налоговое бремя по сравнению с теми,
которые, будучи поставщиками товаров (работ, услуг), для обеспечения своих
имущественных интересов прибегают к иным правовым механизмам (залог,
неустойка, гарантия, поручительство и т.д.).
То есть, выражаясь юридическим языком, имеет место дифференциация
налоговых последствий в зависимости лишь от гражданско-правового
способа оформления соответствующих отношений. А это, с точки зрения
налогоплательщика, – дискриминация…

В силу ст. 57
Конституции РФ
и ст. 3 НК РФ каждый обязан
платить законно установленные налоги и сборы. Согласно правовой позиции,
сформулированной КС РФ, в частности, в Постановлении от 03.06.2014
17-П, нормативно-правовое регулирование в сфере налогообложения
должно быть основано на конституционном принципе равенства, который
исключает придание налогам и сборам дискриминационного характера
и не должно приводить к двойному налогообложению одного
и того же экономического объекта, поскольку это нарушило бы
принципы равного, справедливого и соразмерного налогообложения[4].

Судьи КС РФ, принимая
решение по жалобе общества, исходили в том числе из следующего. Пунктом
1 ст. 146 НК РФ
предусмотрен ограниченный перечень операций,
признаваемых объектом обложения НДС. Это реализация товаров (работ, услуг)
на территории РФ; передача на территории РФ товаров
(выполнение работ, оказание услуг) для собственных нужд, расходы
на которые не принимаются к вычету; выполнение
строительно-монтажных работ для собственного потребления; ввоз товаров
на территорию РФ и иные территории, находящиеся под ее
юрисдикцией.

Налоговая база
при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг) по общему
правилу определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг) (п. 1
ст. 154 НК РФ
), а моментом ее определения является наиболее
ранняя из следующих дат: день отгрузки (передачи) товаров (работ, услуг)
либо день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров
(выполнения работ, оказания услуг) (п. 1 ст. 167 НК РФ).

Таким образом,
у налогоплательщика, реализующего товары (работы, услуги), обязанность
исчислить и уплатить в бюджет сумму НДС, рассчитываемую исходя
из их стоимости, возникает с момента их отгрузки
(передачи), за исключением случаев, когда поставка товаров (выполнение
работ, оказание услуг) была оплачена заранее.

Статья 162 НК РФ устанавливает в качестве специального регулирования особенности
определения налоговой базы с учетом сумм, непосредственно связанных
с расчетами по оплате товаров (работ, услуг), которые, однако,
не были учтены при ее исчислении по общим правилам, так
как формально, несмотря на свою экономическую сущность, они
не подпадают под действие данных правил.

Пункт 1 названной статьи предусматривает три случая, когда налоговая
база увеличивается на определенные суммы, в том числе:

– на суммы, полученные
за реализованные товары, работы или услуги в виде финансовой
помощи, на пополнение фондов специального назначения, в счет
увеличения доходов либо иначе связанные с оплатой реализованных
товаров
(работ, услуг) (пп. 2);

– на суммы, полученные
в виде процента (дисконта) по полученным в счет оплаты
реализованных товаров, работ или услуг облигациям и векселям,
процента по товарному кредиту в части, превышающей размер процента,
рассчитанного в соответствии со ставками рефинансирования ЦБ РФ,
действовавшими в периодах, за которые производится расчет процента (пп. 3).

Тем самым
в налоговой базе по НДС в силу приведенных норм
при совершении операции по реализации товара помимо стоимости самого
товара дополнительно учитываются суммы полученных поставщиком
финансовых поступлений, связанных с операцией по реализации этого
товара и фактически относящихся к его стоимости,
чем обеспечивается уплата НДС в полном объеме с учетом различных
способов взаиморасчетов между контрагентами (с использованием векселей,
облигаций, товарного кредита, предоставлением финансовой помощи и др.).

По поводу правила
о включении в налоговую базу страховых выплат по договорам
страхования риска неисполнения договорных обязательств контрагентом
страхователя-кредитора (пп. 4 п. 1 ст. 162 НК РФ)
судьи КС РФ заявили следующее.

Введение данной нормы
в гл. 21 НК РФ федеральным законодателем было обусловлено
тем, что в период действия прежнего регулирования[5],
предусматривавшего при определении налогоплательщиком учетной политики
возможность выбора момента образования налоговой базы по НДС –
«по оплате» или «по отгрузке», на практике нередко
использовались схемы уклонения от уплаты данного налога,
при реализации которых налогоплательщик-«оплатник» заключал договор
страхования риска неисполнения договорных обязательств своим контрагентом,
а затем за счет «подмены» расчетов с покупателем
страховым возмещением, не облагаемым НДС, уклонялся от уплаты
данного налога (в качестве примера подобного механизма судьи
привели схему, описанную в Письме Госналогслужбы России
от 13.11.1998 №
ВНК-6-18/825).

Таким образом,
по мнению КС РФ, оспариваемая норма как принятая в целях
борьбы с уклонением от уплаты НДС налогоплательщиками, применяющими
учетную политику «по оплате» при исчислении (уплате) данного налога,
не преследовала цель дискриминировать налогоплательщиков, выстраивавших
свою экономическую деятельность с использованием механизма страхования
своих рисков, по сравнению с налогоплательщиками, которые избрали
иные способы защиты своих имущественных интересов в отношениях
с контрагентами.

А вот данный тезис
хотелось бы прокомментировать.

Немного истории

Из приведенного
судьями письма Госналогслужбы можно понять, что любые операции, связанные
со страхованием предпринимательских рисков, в случае
наступления страхового случая
значительно уменьшают у предприятий,
определяющих дату совершения оборота (в современных терминах –
налоговую базу) «по оплате», облагаемую базу по налогам
с реализации (НДС) и налогу на прибыль. Хотя в качестве
схемы уклонения от уплаты НДС и незаконного возмещения сумм этого
налога из бюджета путем использования договоров страхования рисков
и описана сделка, в которой в качестве средства расчета
используются собственные векселя организации-страхователя (оплата поставщику)
и страховщика (страховое возмещение).

Изложим
вкратце суть схемы, как она описана в названном письме:

1) организация
рассчитывается с поставщиком за приобретенный товар собственным
векселем и, если выражаться терминами НК РФ, заявляет предъявленный им НДС
к вычету (как говорили тогда – «к возмещению»);

2) она отгружает этот
товар покупателю, предварительно застраховав риск неоплаты;

3) покупатель оплату
не осуществляет (то есть наступает страховой случай),
и страховщик выплачивает организации сумму страхового возмещения
собственным векселем, который та обменивает на свой у поставщика
(то есть полностью погашает свои обязательства перед ним). При этом
организация-продавец (страхователь) не начисляет НДС, поскольку,
по ее мнению, получение сумм страхового возмещения связано
с расчетами по договору страхования, а не с расчетами
по оплате реализуемого товара и на этом основании
не включается в налоговую базу (или – как тогда
говорили – в «оборот по НДС»);

4) гипотетически может
сложиться ситуация, когда в этом налоговом периоде (в периоде
получения страхового возмещения) сумма «НДС к уплате» окажется ниже суммы
«НДС к возмещению» и пострадает бюджет…

Как можно увидеть,
ситуация весьма схожа с той, по которой принимал решение КС РФ в комментируемом
постановлении.

Приведем короткий
комментарий. Если заменить вексельный расчет на денежный, вопросы
к организации-страхователю в то время вряд ли
возникли бы. Если заменить страхователя-«оплатника»
на страхователя-«отгрузчика», к нему у авторов приведенного
письма вопросов и не возникло (даже по вексельной схеме). Если
дело в возможности получения двойного «возмещения НДС», это одинаково
относится и к «отгрузчику», и к «оплатнику»: та
гипотетическая ситуация, которой так озаботились в Госналогслужбе, могла
(и может!) возникнуть в отношении любой организации независимо
от того, получает она суммы страхового возмещения или нет…

А по поводу
«пострадавшего» бюджета можно сказать следующее. Заявление страхователем
(неважно, «оплатником» или «отгрузчиком») к вычету суммы «входного»
НДС компенсировано начислением той же суммы к уплате в бюджет
его поставщиком. А вот покупатель в те времена (впрочем,
как и при действии НК РФ до 2006 года[6])
не имел возможности заявить налог к вычету (хотя счета-фактуры он
получал и от «оплатника», и от «отгрузчика»)
до момента оплаты товара…

Так в чем ущерб
бюджету? В случае, когда страхователь являлся «отгрузчиком», бюджет
наоборот был в плюсе.

В чем заключаются
уклонение от уплаты НДС и незаконное его возмещение из бюджета
в описанной Госналогслужбой и приведенной в качестве примера
судьями КС РФ схеме? И как можно «подменить» расчеты
с покупателем страховым возмещением
? Если целью «подмены» является
именно уклонение от уплаты НДС, тогда имеет смысл говорить о сговоре
участников сделки, причем всех, так как кроме страхователя-«оплатника»
выгоды из подобной схемы никто не извлекал. А это,
по мнению автора, уже ближе к уголовному законодательству,
чем к налоговому…

Однако
законодатель, руководствуясь, конечно же, исключительно целью лишить
недобросовестного «оплатника» возможности уклониться от уплаты налога
в бюджет, росчерком пера превратил не облагаемые ранее НДС суммы
страхового возмещения по договорам страхования риска неисполнения
контрагентом своих обязательств в облагаемые. А что, они же все‑таки
связаны с оплатой товара

Тот факт, что иные
способы защиты имущественных интересов продавца под налогообложение
не подпадают, никакого значения не имеет. Как и то,
что кроме недобросовестных «оплатников» существуют добросовестные.
А то, что помимо них договор страхования риска может заключать
и «отгрузчик», вообще не заслуживает внимания. И, конечно же,
ни о какой дискриминации речи идти не может…

Решение КС РФ

Впрочем, судьи КС РФ
в очередной раз подтвердили свою правовую позицию о недопустимости
двойного налогообложения одного и того же объекта, а также
взимания налога при отсутствии экономического обоснования, определенного
законом.

По их мнению,
поскольку действующее налоговое законодательство более
не предусматривает возможности налогоплательщика самостоятельно определять
даты реализации товара в своей учетной политике, а значит,
и определять момент возникновения налоговой базы, в настоящее время
положения пп. 4 п. 1 ст. 162 НК РФ фактически
утратили свое прежнее значение. (Интересно, а какое значение имели эти
положения применительно к налогоплательщикам-«отгрузчикам» до настоящего
времени?) Однако, сохраняясь в системе действующего правового
регулирования, названная норма позволяет контролерам требовать включения
в налоговую базу суммы страховой выплаты, полученной налогоплательщиком-страхователем,
равно как и стоимости реализованных им товаров, даже если такой
налогоплательщик исчислил (уплатил) налог с операции по реализации
данных товаров в момент их отгрузки. И это несмотря на то,
что получение страхователем страховой выплаты по договору страхования
предпринимательского риска не является поводом для обложения ее НДС:
самостоятельным объектом налогообложения она не является, поскольку
страховая выплата должна рассматриваться в качестве платы
за передаваемое страховщику имущественное право – право
на возмещение ущерба (суброгация), а обложение налогом данной
операции нормами НК РФ не предусмотрено, поскольку в связи
с передачей такого права не возникает какой‑либо дополнительной,
добавочной стоимости.

Подтверждение этому выводу
судьи КС РФ нашли в абз. 6 пп. 7 п. 3 ст. 149
НК РФ
, в соответствии с которым не подлежат обложению
(освобождаются от обложения) НДС на территории РФ операции
по страхованию, в результате которых страховщик получает средства
в порядке суброгации от лица, ответственного за причиненный
ущерб, в размере страхового возмещения, выплаченного страхователю.

Следовательно, взимание
налога со страховой выплаты, полученной налогоплательщиком-страхователем
по договору страхования риска неисполнения договорных обязательств
покупателем в связи с нарушением тем обязательства
по оплате товаров, при условии что стоимость реализованных
товаров уже была включена в налоговую базу, не имеет под собой
экономического основания. Более того, поскольку в силу ст. 933,
п. 2 ст. 947 и п. 1 ст. 951 ГК РФ
сумма страховой выплаты при страховании предпринимательского риска представляет
собой возмещение страхователю-поставщику стоимости товаров (работ, услуг),
не полученной от своего контрагента, взимание с нее налога
в указанной ситуации фактически приводит к повторному налогообложению
одной и той же операции по реализации товаров,
что противоречит конституционным требованиям.

В итоге судьи признали
не соответствующими Конституции РФ положения пп. 4 п. 1
ст. 162 НК РФ
, но лишь в той мере, в какой
по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, они позволяют требовать
от налогоплательщика-страхователя по договору страхования риска
неисполнения договорных обязательств покупателем включения в налоговую
базу по НДС помимо стоимости реализованных товаров (работ, услуг) суммы
страховой выплаты, полученной им в связи с нарушением покупателем
своих обязательств по оплате товаров (работ, услуг), если такой
налогоплательщик исчислил (уплатил) налог с операции по реализации
данных товаров (работ, услуг) в момент их отгрузки.

Более того, КС РФ
поручил федеральному законодателю внести в НК РФ изменения,
исключающие возможность двойного налогообложения в случае использования
налогоплательщиком – поставщиком товаров (работ, услуг) для защиты
своих имущественных интересов договора страхования риска неисполнения
договорных обязательств покупателем.

* * *

Что ж, не зря
говорят, что вода камень точит. Налогоплательщик, пусть и пройдя все
круги ада, в конце концов добился справедливости: по указанию
КС РФ правоприменительные решения по его делу, основанные
на толковании положений пп. 4 п. 1 ст. 162 НК РФ,
отличном от правовой позиции, сформулированной в Постановлении №19-П, будут пересмотрены. Кроме того, он сделал подарок всем другим налогоплательщикам –
страхователям своих предпринимательских рисков: избавил
их от возможных претензий налоговиков в подобных ситуациях
в будущем. В общем – победа! Оказывается, и один
в поле воин. И если уверен в своей правоте – нужно бороться
до конца.

[1]
А вот Минфин придерживается иного мнения: положение пп. 4 п. 1
ст. 162 НК РФ не применяется в отношении
налогоплательщиков, определяющих базу по НДС в соответствии
с п. 1 ст. 167 НК РФ (по отгрузке). Уплачивать НДС
с сумм страховых выплат по договорам риска неисполнения покупателем
договорных обязательств по оплате товаров должны только налогоплательщики,
перечисленные в п. 5 ст. 170 НК РФ (Письмо
от 29.04.2015 № 03-07-17/24760).

[2]
Подробнее ознакомиться с данным обзором вы сможете
в статье Т. М. Медведевой «Определения Верховного суда:
можно ли им доверять?» на стр. 21 — 28.

[3]
Данная правовая позиция сформулирована судьями КС РФ и неоднократно
применялась ими при вынесении решений. См., например, постановления
от 03.06.2014 №17-П, от 20.02.2001 №3-П, от 28.03.2000 №5-П.

[4]
О недопустимости двойного налогообложения сказано
и в Постановлении КС РФ от 22.06.2009 № 10-П.

[5]
Имеется в виду Закон РФ от 06.12.1991 № 1992‑1 «О налоге
на добавленную стоимость».

[6]
С 01.01.2006 налогоплательщики лишены права выбора даты определения
налоговой базы. Данные изменения в НК РФ внесены Федеральным законом
от 22.07.2005 № 119-ФЗ.

Источник: Журнал «НДС: проблемы и решения»

Материалы по теме

Нулевая ставка НДС: копии деклараций из реестра представляют с отметками таможни

После перехода с УСН на общий режим вычет НДС по купленному ранее товару заявить нельзя

При продаже физлицу нежилого помещения базу по НДС следует определять как его стоимость

Отражение сведений об ИНН/КПП покупателя в книге продаж и разделе 9 налоговой декларации по НДС не является обязательным

Учет НДС, восстановленного по операциям инвестиционного характера