22 Октября 2015 Безнадежные долги и невостребованная кредиторка

| 23.10.2015

Подтверждаем существование долга и определяем, просрочен ли он.

Т. А. Ашомко

О первичных документах, подтверждающих существование долга

Ни проводка, ни договор не докажут существование долга, если под него нет первичных документов. Первичка на то и первичка, что стоит на первом месте. Бухучет только отражает факты хозяйственной жизни, но не создает их.

А бумага с названием “договор” отражает лишь факт заключения сделки, но не ее исполнение. Опираясь на один договор, вы запись в бухучете не сделаете и в большинстве ситуаций не обоснуете, что товары поставлены, работы выполнены, услуги оказаны, а значит, кто-то должен за них заплатить.

Нет накладной — нет реализации товара, нет подписанного заказчиком акта о выполнении работ или оказании услуг — нет реализации работ, услуг.

А что делать, если заказчик акт о выполнении работ подписывать отказывается? Не показывать ни выручку, ни задолженность?

Да, именно так. Задолженность заказчика и выручка появляются в учете одновременно. Выручка — доход от реализации. Реализация — передача результата работ заказчику. Если вы что-то передали, значит, кто-то это принял. Чем подтверждается принятие работ? Подписью заказчика на акте. Нет подписи, значит, заказчик работу не принял, а вы ему ничего не передали.

Если вы уверены в том, что вы свои обязательства выполнили, и заказчик не подписывает акт злонамеренно, милости просим в суд. Сможете его убедить в своей правоте, получите решение о взыскании долга с заказчика. Вот тогда и задолженность, и доходы отражайте в учете. Правда, первичным документом будет уже не акт, а решение суда. Но тем не менее первичка у вас будет. А до этого момента не торопитесь и только на основании договора подряда ни в бухгалтерском, ни в налоговом учете ничего не показывайте. В подтверждение своих слов сошлюсь на Письмо Минфина № 03-03-06/1/68990 от декабря 2014 года.

Правда, нет правил без исключений. Есть договоры, которые могут выполнять роль первичной документации при отражении отдельных доходов, расходов и задолженности в учете. Аренда, лизинг, заем — эти договоры предполагают однократную передачу имущества и последующие, как правило, периодические платежи за пользование им. Размер и сроки этих платежей (арендной платы или процентов по займу) четко оговорены в договоре, и поэтому для их начисления никакую отдельную первичку составлять не надо.

Разве что расчет процентов бухгалтеры оформляют справкой. Но она, во-первых, подтверждает не само наличие обязательства по уплате процентов, а правильность их расчета. А во-вторых, составляется как внутренний документ и, в отличие от большинства первичных документов, связанных с исполнением договора, контрагенту не передается.

17 ААС в Постановлении от 29.12.2014 № 17АП-10536/2014-АК посчитал возможным списание дебиторской задолженности контрагента-банкрота, размер которой был подтвержден соответствующим решением суда, хотя первичные документы по ней не сохранились.

Но, повторюсь, договоры, не предполагающие составление отдельной первички, — исключение. Обычно для отражения задолженности в бухгалтерском и налоговом учете без таких бумаг не обойтись. Более того, опять же, как правило, если договор утрачен, а первичка имеется, наличие обязательства очевидно. Вопрос лишь в том, как точно определить дату, на которую оно должно быть исполнено. Тут выручат общие нормы ГК.

Скажем, если речь о поставке товаров, то в отсутствие аванса, по умолчанию, покупатель должен оплатить их не позднее дня, следующего за днем передачи продавцом. Если вы имеете дело с подрядом (акт есть, договора нет), заказчик обязан расплатиться с подрядчиком сразу после сдачи ему результатов качественно выполненных работ.

К тому же зачастую договор в форме единого документа на законных основаниях вообще не составляется. Вы прекрасно знаете, как это происходит.

Например, покупатель пишет продавцу заявку, в которой указывает, в каком количестве и какой товар хотел бы приобрести. Дальше продавец или сразу исполняет ее, отгружая требуемое, или выставляет счет, покупатель его оплачивает, и лишь тогда стартует отгрузка. В обоих вариантах, хотя никакой бумаги с названием “договор” стороны так и не подписали, сделка будет считаться заключенной. Соответственно, существует и долг. Либо покупателя по оплате товаров, что подтверждается заявкой и накладной, либо продавца по отгрузке под полученный аванс, что легко доказать с помощью счета и платежного поручения. Посмотрите, например, Постановление АС ЗСО № Ф04-15216/2015.

Приведем несколько судебных решений, принятых в последнее время, по эпизодам, в которых зарезервировать или списать задолженность не получилось потому, что под нее не было нормальных первичных документов.

Итак, долг, не подтвержденный первичкой, нельзя:

— включить в налоговый резерв по сомнительным долгам (дебиторка) (Постановление АС ВСО от 16.06.2015 № Ф02-2869/2015);

— списать в налоговые расходы (дебиторка) (Постановления АС СКО от 11.03.2015 № Ф08-590/2015; 19 ААС от 05.03.2015 № А08-2859/2014);

— списать в налоговые доходы по настоянию ИФНС (кредиторка) (Постановление 12 ААС от 17.02.2015 № 12АП-12462/2014).

Скажите, а акта сверки расчетов с контрагентом хватит для подтверждения долга?

Нет. Как выразилась ФНС в Письме № ШС-37-3/16955, акт сверки, цитирую: “…не является первичным учетным документом, подтверждающим совершение хозяйственной операции, поскольку финансовое состояние сторон при этом не изменяется”. Налоговую службу трудно упрекнуть в предвзятости, все так и есть.

Если должник, ранее подписавший акт сверки, вдруг заартачится и откажется платить и кредитор с эти актом пойдет в суд, то наверняка его попросят принести и первичку. Ведь контрагент всегда может сказать: “Я ошибся, когда акт подписывал, на самом деле ничего я ему не должен, а если должен, пусть докажет, сколько и за что”. Не принесет кредитор документ, подтверждающий, что он исполнил обязательство, до свидания. Что это за долг, который существует отдельно от исполнения?

Эдак можно договоры выбрасывать сразу после того, как сделка исполнена хотя бы одной стороной и под это есть первичка.

А вот этого делать не советую. Во-первых, налоговые инспекторы очень любят изучать договоры и требуют их при любой возможности. Не принесете — ждите каких-нибудь претензий. Во-вторых, как правило, именно на основании договора можно установить конкретную дату, на которую задолженность должна быть погашена. А именно от этой даты мы отталкиваемся, квалифицируя долг в качестве просроченного. В-третьих, как мы недавно выяснили, отдельные договоры сами по себе играют роль первичных документов, так бывает при отражении арендных платежей, процентов по займам и так далее.

Тем более нельзя поспешно выбрасывать первичку, подтверждающую существование задолженности, если со дня, когда составлены бумаги, прошло 4 года, отведенных на их хранение Налоговым кодексом. Почему? Объясняю.

Предположим, продавец отгрузил товар, а покупатель так и не расплатился. Истек срок исковой давности, пришло время списывать безнадежный долг во внереализационные расходы. Чтобы это было безопасно, отгрузочную первичку придется сберегать как минимум 7 лет: 3 года исковой давности и еще 4 “базовых”, из НК. А если исковая давность прерывалась, и того дольше. Одним словом, пока ИФНС может проверить год, в котором списан долг, документы под него надо беречь как зеницу ока.

О периоде списания безнадежного долга

Как по бухгалтерским, так и по налоговым правилам единственно верный вариант — списать долг в расходы или в доходы кварталом, в котором он стал безнадежным. Ни раньше, ни позже. А для этого надо проводить ежеквартальную инвентаризацию задолженности. Цель — вовремя выявить безнадежную дебиторку и кредиторку, зафиксировать их суммы в акте (например, по форме ИНВ-17) и представить руководителю, чтобы он издал приказ о списании долгов.

Для кредиторки в налоговых целях это правило, коллеги, незыблемое. Никого из проверяющих не волнует, насколько тщательно проводится инвентаризация и отлавливает ли она все безнадежные долги. Никому из инспекторов не интересно, что среди пары сотен контрагентов вы просмотрели компанию, ликвидированную в истекшем квартале или даже году. Кредиторская задолженность увеличивает налоговые доходы периодом своей безнадежности, точка! Проверяющие и суды не устают об этом напоминать, посмотрите, например, Постановления АС ПО № Ф06-19349/2013 и АС ЦО № Ф10-1759/2015.

Тем более наивно тянуть со списанием кредиторки, если ее состояние вам прекрасно известно. Кивать на отсутствие соответствующего приказа руководителя в этом случае бесполезно. Президиум ВАС в Постановлении № 17462/09 еще в 2010 году разъяснил, что от воли директора тут ничего не зависит и долг вы обязаны списать даже без его распоряжения.

Что касается дебиторки, то при пропуске квартала ее безнадежности, как говорится, есть варианты.

Первый, наиболее любимый налоговиками, — следует подать уточненную декларацию и заявить дебиторку в расходах тем периодом, когда она “испортилась”. Если компания включает долг в расходы в квартале, в котором обнаружила, что ранее такой долг стал безнадежным, проверяющие просто вычеркивают эту сумму из расчета налоговой базы и доначисляют налог на прибыль. То, что компания в любом случае имеет право увеличить расходы квартала “безнадежности” на ту же сумму, никого не останавливает.

Мощным подспорьем в деле доказывания такого подхода ИФНС служит Постановление Президиума ВАС № 1574/10. Сославшись на 272-ю статью НК, в 2010 году суд решил, что у организаций нет права произвольно переносить расходы с периода на период, соответствующая сумма должна быть включена в расчет налоговой базы кварталом, к которому относится. В нашем случае — кварталом “безнадежности” дебиторки. И хотя с тех пор многое поменялось, суды и сейчас используют этот вердикт как повод признать правоту налоговых инспекторов. Таково, в частности, Постановление 11 ААС № 11АП-621/2015.

Поэтому если вы не из тех, кто готов ссориться с налоговой инспекцией, то “опоздавшие” безнадежные долги всегда списывайте через уточненку.

Но бывает так, что вам важно списать поздно найденное безнадежное обязательство кварталом, в котором его выявили. Например, потому что получается слишком большая прибыль, а сумма долга значительная. И вот здесь пригодится уже упоминавшаяся статья 54 НК РФ. Она позволяет исправлять периодом обнаружения ошибки в исчислении налоговой базы, приведшие к переплате налога, при одновременном соблюдении двух условий.

Первое — по итогам года, в котором обязательство превратилось в безнадежное, получена прибыль, с которой уплачен налог. Если случился убыток, норма не работает и остается только подавать уточненную декларацию.

Второе условие — с даты уплаты налога на прибыль за год, в котором долг стал безнадежным, прошло менее 3 лет. То есть в течение оставшихся месяцев 2015 года с помощью статьи 54 НК можно списать задолженность, “испортившуюся” не ранее 2012 года. Если это произошло, скажем, в 2011 году, то переплата не могла возникнуть позже 28 марта 2012 года. Три года на ее возврат, отведенные НК, истекли 30 марта текущего года (28-е и 29-е — выходные). Соответственно, статья 54 Кодекса неприменима. Впрочем, в такой ситуации заявить долг в расходах не получится даже через уточненку.

Когда же оба условия соблюдены, кредитор имеет право скорректировать налоговую базу на сумму долга в квартале или году обнаружения того, что долг стал безнадежным. Также этой нормой можно воспользоваться, если к вам слишком поздно пришло постановление пристава о завершении исполнительного производства и вы физически не успели списать долг годом его безнадежности. В обоснование своих слов сошлюсь на Постановление АС ЗСО от 15.06.2015 № Ф04-19602/2015.

Обратите внимание: речь идет именно о корректировке налоговой базы, а не о переносе даты признания расходов в виде суммы “испортившегося” обязательства. Минфин отметил это в сентябре 2014 года в Письме № 03-03-06/1/47331. Если вы покажете ее в расходах, не исключено, что правды не найдете даже в суде. Это не расход! Соответствующую сумму вместе с другими корректировками вы должны показать по строке 400 приложения № 2 к листу 02 декларации по налогу на прибыль, а потом, в зависимости от года безнадежности долга, расшифровать по строкам 401—403 того же приложения. Но не в составе внереализационных расходов по строке 200 приложения № 2 к листу 02!

Источник: Журнал «Главная книга. Конференцзал» 2015, № 04