Code Vs. Lex: закон как алгоритм – будущее права и юристов в новом технологическом укладе

| 22.05.2017

Будущee юридичeскoй прoфeссии с учeтoм рaзвития нoвыx тexнoлoгий oбсудили экспeрты нa плoщaдкe VII Пeтeрбургскoгo Мeждунaрoднoгo Юридичeскoгo Фoрумa.

Мoдeрaтoрoм дискуссии выступил прeдсeдaтeль Прaвлeния Фoндa «Скoлкoвo» Игoрь Дрoздoв. В oбсуждeнии приняли учaстиe: стaрший вице-президент по правовым и административным вопросам Фонда «Сколково» Николай Аверченко, управляющий партнер Simplawyer Антон Вашкевич, директор Юридического института «М-Логос» Артем Карапетов, директор департамента по правовым, корпоративным вопросам и связям с государственными организациями Microsoft Рус Андрей Колосовский, вице-президент — директор правового департамента ПАО «Сбербанк» Игорь Кондрашов, доцент Школы права Флорентийского университета Этторе Ломбарди, заместитель директора Департамента экономического законодательства Министерства юстиции РФ Денис Новак, вице-президент по когнитивным технологиям DataSkill Брайан Свенсон и профессор права и общества Юридического факультета Университета Гриффит Джон Флад.

По сообщению пресс-службы Форума, открывая дискуссию, модератор Игорь Дроздов предложил поговорить о будущем профессии юриста. «Можно ли при помощи новых технологий упростить законотворческую деятельность, можно ли отдать на откуп роботам вынесение судебных решений, выполнение административных функций, могут ли роботы заменить чиновников?», — обратился он к участникам сессии.

Доцент Школы права Флорентийского университета Этторе Ломбарди отметил, что сейчас человечество занимается кодификацией закона, и в будущем общество перейдет от конструкции «код – это закон» к противоположной – «закон – это код». Однако, подчеркнул он, полностью исключить человеческое вмешательство невозможно: юрист будет заниматься как минимум регулированием и интерпретацией закона. «Да, с одной стороны, код – это позитивное явление, но мы должны проводить различие между ролью, которую играет код, и ролью юристов. Именно юристы занимаются интерпретацией законов, обеспечивают гибкость. Код должен обладать и достаточной гибкостью, и жесткостью для того, чтобы его можно было бы применить в праве», — пояснил Этторе Ломбарди.

Директор Юридического института «М-Логос» Артем Карапетов также высказал мнение, что в обозримом будущем отказ от участия человека в нормотворчестве и правоприменении не представляется возможным. «Любой юрист, работающий в практике, знает, что никакой позитивный акт, регулирующий те или иные отношения, не может быть полным, он имеет массу пробелов. К тому же, любой текст может толковаться разными способами, и всегда есть творческий элемент в толковании. Требуется вовлечение человека», — подчеркнул он.

Артем Карапетов отметил, что не стоит забывать о двух неотъемлемых аспектах права: неопределенности правовых норм и неопределенности фактов. Оба эти фактора не позволят исключить юриста из процессов нормотворчества и правоприменения.

«Все-таки надо быть оптимистом, и допускать, что в некоторых сферах общественных отношений возможна в какой-то степени алгоритмизация правоприменения. Это достаточно простые схемы: все, что касается регистрации, элементарных вопросов – но в гражданском праве это невозможно», — добавил директор Юридического института «М-Логос».

Заместитель директора Департамента экономического законодательства Министерства юстиции РФ Денис Новак выразил мнение, что искусственный интеллект со временем должен стать своеобразным помощником для юриста. «Есть сферы, в которых мы давно топчемся на месте, где уже давно надо применять алгоритмизацию и использование информационных технологий. Но государство далеко заглядывает вперед, не начав пользоваться элементарным. Можно, например, использовать искусственный интеллект как некий вспомогательный инструмент технического плана, когда он просто анализирует, нет ли противоречий между нормами, и выдает решение. Машина как некий советник для нормотворца», — уточнил он.

В далеком будущем, предположил Денис Новак, искусственный интеллект сможет выносить судебные решения, основываясь на сопоставлении различных информационных ресурсов, экономического анализа и баз данных. Однако в таком случае, подчеркнул он, необходимо будет предусмотреть возможность обжаловать решение машины в высшей инстанции – уже с участием человека. На данном этапе, считает Денис Новак, говорить об этом пока рано: поскольку предоставив роботу для анализа уже существующие нормы и не дав пространства для вариативности, судебная система рискует остановиться в развитии. «В судебной практике нельзя останавливаться на том, что уже есть. Нельзя из сущего выводить должное», — отметил заместитель директора Департамента экономического законодательства Министерства юстиции РФ.

Денис Новак также согласился с тем, что говорить о полном исключении человека из процессов нормотворчества, правоприменения и судебной практики – преждевременно. «Совсем отказаться от участия человека в принятии решений мы сможем только тогда, когда машины станут уже субъектами, самостоятельными существами», — подчеркнул эксперт.

Профессор права и общества Юридического факультета Университета Гриффит Джон Флад не согласился с выступившими спикерами в том, что внедрение информационных технологий в юридическую систему и ее регулирование в целом должно исходить исключительно от государства и самих юристов. «Юристы – только часть юридической системы, они думают, что у них есть монополия. Однако это не так, и большая часть права создается «снизу вверх»: в бизнесе, арбитраже и других областях, где люди сотрудничают и договариваются о системе и правилах», — пояснил ученый. Он рассказал о существующих в Великобритании и США сервисах, созданных не по инициативе государства, но позволяющих обществу и бизнесу решать правовые вопросы, которыми не занимаются юристы. Один из них – Legal Zoom – позволяет через интернет собрать необходимые для ведения бизнеса в США лицензии. Другой, Do Not Pay, также с помощью интернета, дает возможность обжаловать начисление штрафов за неправильную парковку.

«Автоматизация права происходит не благодаря государству, независимо от него. Можно сказать, что законотворчество отдается на аутсорсинг другим группам, технология даст ответ на те вопросы, которые не может решить государство», — подчеркнул Джон Флад.

В ходе дискуссии участники рассмотрели еще несколько практических кейсов применения технологий в правовой сфере. В заключение сессии модератор Игорь Дроздов отметил, что в новой реальности может измениться роль права и, возможно, его значение станет иным.