«Мастер компромисса»: как Олланд создает коалицию против ИГИЛ

| 28.11.2015

Переговоры лидеров Франции и России в Кремле завершают подготовку к созданию широкой коалиции против ИГИЛ. Франсуа Олланд, известный как «мастер компромисса», пытается склонить к общему сотрудничеству Москву и Вашингтон

Президент Франции Франсуа Олланд и президент России Владимир Путин во время встречи в Кремле
Фото: Михаил Метцель/ТАСС

В этом сюжете

В аэропорту Парижа уволили за радикальные взгляды почти 60 сотрудников 28.11.2015, 00:28

В Германии арестовали возможного поставщика оружия для терактов в Париже 27.11.2015, 11:48

Полиция Берлина задержала двух человек в ходе антитеррористических рейдов 27.11.2015, 07:29

Посмотреть все

236 материалов

Вечером в четверг, 26 ноября, в Кремле прошли ​переговоры президента России Владимира Путина и лидера Франции Франсуа Олланда. «Вы прикладываете много усилий к созданию широкой антитеррористической коалиции. Позиции Москвы и Парижа о необходимости создания такой коалиции по борьбе с терроризмом полностью совпадают», — заявил перед началом встречи российский лидер.

«Мы знаем, что терроризм наш общий враг. Необходимо создать широкую коалицию, и именно поэтому я нахожусь в Москве, чтобы скоординировать наши действия и бороться вместе против этого врага, — продолжил Олланд. — Я думаю, что настал момент взять на себя ответственность за происходящее. Хочу также поблагодарить российский народ за дружескую реакцию».

От Лондона к Вашингтон​у

Встреча с Путиным завершила серию переговоров с мировыми лидерами по созданию широкой коалиции по борьбе с исламистами, которые Олланд проводил последние четыре дня. Он же в прошлый понедельник, 16 ноября, выступил инициатором создания такого объединения. Поводом к этому стала серия терактов в Париже несколькими днями ранее, жертвами тогда стали 130 человек. Ответственность за организацию атаки взяло на себя «Исламское государство» (ИГИЛ, запрещенная в России террористическая группировка).​​

Тактика Олланда заключалась в точечных переговорах с лидерами ведущих держав, способных поддержать военную операцию против исламистов в Сирии и Ираке. Так, в понедельник, 23 ноября, Олланд принимал в Елисейском дворце премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона. Со слов британской стороны, лидеры договорились о том, что Лондон предоставит Парижу военную помощь по трем направлениям: даст разрешение использовать базу ВВС Великобритании на Кипре (королевская авиабаза Акротири), поможет в дозаправке французских истребителей и будет обмениваться разведывательной информацией.

В целом помощь Лондона остается пока довольно ограниченной и находится в рамках предложений, с которыми британский парламент выступил в начале ноября, еще до терактов в Париже. «Мы считаем, что никакого расширения участия Великобритании в военной операции в Сирии быть не должно до тех пор, пока не будет выработана четкая международная стратегия по тому, как гарантированно победить ИГИЛ и завершить гражданскую войну в Сирии», — гласит заключение парламентского комитета по международным делам.

На следующий день, 24 ноября, Олланд провел в Вашингтоне встречу со своим американским коллегой Бараком Обамой. На итоговой пресс-конференции лидеры выразили поддержку друг другу, но о конкретных шагах двух стран в ближайшем будущем не сообщили. Будущее всеобщей коалиции, по словам Олланда, зависит теперь от успеха его визита в Москву. «Учитывая военную мощь России и ее влияние на режим Башара Асада, сотрудничество с Москвой становится чрезвычайно важно для прекращения гражданской войны в Сирии и концентрации всех наших сил на победу над ИГИЛ», — поддержал Обама.

От Берлина к Риму

Вернувшись из Вашингтона, французский президент вечером 25 ноября принял у себя канцлера ФРГ Ангелу Меркель, пытаясь склонить Берлин к активным действиям против боевиков ИГИЛ. «Зная о существующих в Германии правилах отправки войск за рубеж, если Берлин все же сможет расширить свои операции, это станет важным сигналом в борьбе с терроризмом», — уверен президент.

После поражения во Второй мировой войне роль бундесвера была сведена к чисто оборонительным функциям. В 1991 году, после объединения Германии, правительство Гельмута Коля потребовало для армии права участвовать в миротворческих коалициях ООН и НАТО. Против этого выступила социал-демократическая оппозиция, которая обратилась в суд за разъяснением законности такого предложения. В 1994 году Верховный суд ФРГ постановил, что бундесвер может участвовать в кампаниях за рубежом, но каждая операция должна быть одобрена депутатами бундестага.

Испытано войной: новейшее оружие России в Сирии Фотогалерея




​Сирия стала полигоном для демонстрации возможностей самого современного российского оружия. За неполных два месяца операции против запрещенного в России «Исламского государства» объектами пристального внимания экспертов и СМИ стали российские бомбардировщики, крылатые ракеты, дроны, подводные лодки и ракетные катера. Какое новое вооружение Россия использовала во время операции в Сирии — в фотогалерее РБК

Посмотреть 7 фотографий

По итогам встречи двух лидеров Минобороны ФРГ объявило об отправке контингента в 650 солдат в Мали, чтобы помочь французской армии сражаться с местной ячейкой ИГИЛ — для этого в ближайшее время будет направлен запрос в бундестаг. «Мы должны действовать решительно, поскольку повергнуть ИГИЛ только словами невозможно», — заявила в Париже Меркель.

Тогда же генерал бундесвера Эгон Раммс предложил странам Запада направить в Сирию для борьбы с ИГИЛ экспедиционный корпус. По его подсчетам, чтобы повергнуть исламистов и приступить к мирному восстановлению страны, требуется дополнительно 100 тыс. солдат. В то же время депутат бундестага от правящей партии ХДС заявил, что «не исключает» отправку в Сирию немецких истребителей-бомбардировщиков Panavia Tornado. Знакомые с ситуацией источники в правительстве ФРГ сообщили агентству DPA, что кабинет министров уже принципиально одобрил отправку в Сирию самолетов Tornado с дозаправщиком, военного корабля и беспилотников.

Наконец, перед отлетом в Москву Олланд заручился поддержкой премьер-министра Италии Маттео Ренци. По плану итальянская армия возьмет на себя в первую очередь ликвидацию очага влияния ИГИЛ в Ливии. Еще в феврале итальянское правительство выражало готовность отправить туда войска по линии ООН. «Ливия становится приоритетной проблемой, и задача Италии теперь донести это до мирового сообщества, — говорил тогда глава МИД страны Паоло Джентилони. — Сейчас мы на переднем крае борьбы с терроризмом».

«Непревзойденный переговорщик»

Хотя сейчас рейтинг Олланда у французов невысок (на момент террористических атак на Париж составлял скромные 20%, по данным опросов Ifop), большинство наблюдателей сходятся во мнении, что французский лидер уверенный переговорщик. На протяжении 11 лет, с 1997 по 2008 год, Олланд занимал должность первого секретаря Социалистической партии Франции, где за ним закрепилось прозвище «человек-синтез» за его способность сближать позиции сторон, придерживающихся полярных мнений. Так, в 2012-м, когда Олланд стал президентом Франции, немецкое издание Spiegel назвало эту способность «умением говорить нужные вещи в нужное время»: «Когда Олланд, будучи уже лидером партии, встретился с представителями противоборствующих фракций, он дал им высказаться, а затем подвел итог совещания в нескольких предложениях, с которыми были согласны все присутствующие».

Соглашение, предотвратившее выход Греции из еврозоны, стало «звездным часом» Олланда, приложившего массу усилий для сближения позиций Афин и Берлина. Он проявил себя как «непревзойденный переговорщик», писал в июле французский еженедельник Le Point. «Франсуа Олланд вписал свою фигуру в историю», — прокомментировал подписание соглашения премьер-министр Франции Мануэль Вальс.

Сейчас же Олланду придется использовать все свои ораторские навыки, чтобы склонить к совместному сотрудничеству Москву и Вашингтон: Штаты настаивают на том, что Башар Асад должен покинуть пост президента Сирии, Россия стремится сохранить его власть на как можно более долгий срок.

Список тех, кого предстоит примирять Олланду, может оказаться длиннее: как сообщал РБК, наибольшей проблемой при формировании единого фронта борьбы с ИГИЛ могут стать амбиции региональных держав — Ирана, Турции, Саудовской Аравии. Но в этом вопросе Парижу трудно выступить в роли независимого переговорщика, уверен сотрудник Французского института международных исследований Жюльен Носетти: «Сейчас во Франции все больше критики высказывается в адрес нашей политики на Ближнем Востоке. В первую очередь критикуется зависимость Парижа от монархий Персидского залива, сохранение очень консервативной линии в отношении Ирана и Сирии, а также тот факт, что монархии залива в больших объемах и непрозрачно финансируют исламские организации во Франции».

Шанс продолжить переговоры в широком составе Олланд получит уже в понедельник, 30 ноября, с открытием климатического саммита COP21 в Париже. На нем ожидается присутствие 147 глав государств и правительств — это крупнейшая дипломатическая конференция в истории, не считая сессий Генассамблеи ООН.

При участии Полины Химшиашвили и Олега Макарова