«Война в Сирии сближает Израиль и Турцию»

| 25.12.2015

«Война в Сирии сближает Израиль и Турцию»

Участие России в сирийской кампании приводит к все более неожиданным результатам. Доселе непримиримые противники вдруг срочно решают вновь подружиться, причем дружба эта своим острием явно направленна против Москвы. Ярким примером стала новость о том, что Израиль и Турция, разорвавшие отношения в 2010 году, активно ищут пути для сближения.

Напомним, что 30 мая 2010 года израильские военные атаковали караван из шести кораблей так называемой «Флотилии свободы», направлявшийся в блокированный Израилем сектор Газа с гуманитарным грузом. В результате на судне «Мави Мармара» погибли 10 турецких граждан. После этого инцидента дипломатические отношения между Турцией и Израилем были разорваны. И вот теперь, как сообщают СМИ, в Швейцарии прошли переговоры, призванные ликвидировать последствия этого конфликта. Израиль обязуется выплатить семьям погибших компенсацию, в ответ на что Турция откажется от судебных исков и ограничит на своей территории деятельность палестинской организации ХАМАС. Самым же важным итогом может стать строительство газопровода для транспортировки израильского газа в Турцию и Европу.

О том, чем вызваны эти дипломатические шаги и к чему они могут привести, в интервью «Росбалту» рассказал специалист по Ближнему Востоку, публицист Михаил Магид.

— В чем причина того, что Израиль и Турция вдруг оперативно решили восстановить дипломатические и торговые отношения?

— Главная причина того, почему это сейчас происходит, заключается в ходе сирийской войны и во вмешательстве России в этот конфликт. Дело в том, что интересы Турции и Израиля в этой войне отчасти совпадают. Израиль считает своими главными врагами «Хезболлу» (ливанская шиитская военизированная организация), с которой он воевал несколько десятилетий, режим Асада, который ее поддерживает, и союзный обоим Иран. Словом, ось «Хезболла»-Дамаск -Тегеран. Поэтому Израиль систематически бомбит базы Асада и «Хезболлы» и, в то же время, лечит раненых сирийских повстанцев на своей территории.

Турция также противостоит силам Асада и «Хезболлы» и поддерживает сирийских повстанцев. Она заинтересована в смещении Асада и в превращении Сирии в зону своего влияния. Я, кстати, не уверен в том, что это будет выгодно Израилю, но на сегодня интересы двух стран совпадают.

Кроме того, что особенно важно, Россия вмешалась в конфликт на стороне Асада. Это вызвало серьезнейшее обострение российско-турецких отношений. А недавно была резкая перепалка между российским МИДом, который высказал недовольство в связи с израильскими воздушными атаками на Асада, и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Последний сказал, что ему мнение Москвы по этому вопросу безразлично. Очевидно, что данная ситуация сближает Израиль и Турцию.

— Получается, что вмешательство России в сирийскую войну начинает приводить к неожиданным международным последствиям, и даже острые конфликты, вроде того, что возник между Турцией и Израилем, прекращаются, когда речь заходит о необходимости совместно противостоять Москве?

— Я бы выразился несколько иначе. Вмешательство РФ в события на Украине, а потом в Сирии, плохо продуманы, а их последствия недостаточно рассчитаны. Санкции, парализующие российскую экономику, острейший конфликт с Турцией, — кто об этом обо всем думал прежде? Эти войны имеют одну главную цель: «загрузить» телевизор, чтобы исключить у зрителей мысли о холодильнике. Это не политика, а шоу. Но все это происходит в реальном мире и вызывает вполне реальные последствия. И вот уже растут цены в магазинах, один самолет падает, другой сбит. Дальше может быть только нарастание проблем.

— А как, на ваш взгляд, на этом фоне можно оценить сведения о выводе большей части иранских подразделений из Сирии? Они были одной из основных надежд руководства России, и вот теперь оно остается здесь только с таким крайне ослабленным союзником, как армия Асада. Можно ли прогнозировать дальнейшее развитие ситуации на сирийском театре военных действий при таких раскладах?

— Да, по сообщениям СМИ, Иран выводит свои соединения из Сирии. Считается, что там находятся от несколько сотен до нескольких тысяч бойцов (называли цифры 7, и 10 тысяч, но, возможно, они завышены). К этому привели большие потери иранцев, включая ранение или, возможно, даже смерть командира элитного соединения «Аль-Кудс», генерала Касема Сулеймани (между прочим, именно он командовал успешной обороной Багдада от ИГ), а также и высокая стоимость войны в Сирии. Я бы назвал в числе причин и то, что Иран выходит из режима санкций и заинтересован в тесном экономическом партнерстве с США и Евросоюзом.

— Но дело ведь не только в экспорте нефти.

— Совершенно верно. Иран нуждается в иностранных инвестициях для модернизации промышленности ибо не располагает современными технологиями. Иранцы хотят получить до 500 млрд долларов западных инвестиций. Все это подразумевает урегулирование отношений с США и Европой, тогда как поддержка неудобного Западу Асада этому мешает. Кроме того, война в Сирии непопулярна в Иране, поэтому высокие потери и расходы могут привести к росту внутреннего напряжения. Затраты Тегерана на поддержку Сирии и войну в годовом исчислении составляют до 11 млрд долларов. А ведь Иран пережил в 2009-2010 годах революцию, и, хотя она была подавлена, муллократия знает о такой возможности и боится ее.

— Что все это означает для России?

— Положение Асада ухудшается. Это значит, что России придется тратить на его поддержку дополнительные ресурсы, и финансовые, и людские. По данным Королевского объединенного института оборонных исследований в Лондоне, РФ до середины ноября тратила на сирийскую кампанию примерно 4 млн долларов в день, но после того, как Турция сбила российский самолет, суточные расходы были удвоены до 8 млн (это почти 3 млрд долларов в год).

Если же иранцы уйдут из Сирии, то спасать Асада выйдет еще дороже. И все это на фоне падающих цен на углеводороды и приближающегося выхода Ирана на мировой рынок нефти, что может привести к дальнейшему падению рынка. Наконец, в случае ухода Ирана, РФ остается единственной страной, поддерживающей Асада. Это ведет к еще большей изоляции России и усилит ее оппонентов, прежде всего, Турцию.

Беседовал Александр Желенин